Назад

 

                                                    ГДЕ ИСКАТЬ СМЫСЛ СВОЕЙ ЖИЗНИ?

    За последний месяц этот вопрос мне задали раза три. Я не люблю его: для меня нынешнего он чрезвычайно абстрактен и не наполнен содержанием. Я не знаю ответа на него, и мне, честно говоря, этот ответ не интересен. К тому же этот вопрос лежит вне сферы психологии, и уходит чаще всего в религию.

    Но много живого любопытства вызывают люди, которые этот вопрос задают. Поэтому я, не отвечая, спрашиваю:

- А что побуждает вас/тебя задавать этот вопрос? И что именно вы имеете в виду: смысл вашей жизни, или смысл существования жизни вообще?

    Я хорошо помню, что побуждало меня. Мои поиски смысла жизни и смысла в жизни (а это разные вопросы) начались в подростковом возрасте. Очень хотелось, чтобы в моей жизни был какой-то смысл, хотелось ощущать себя не никчемным подростком, а человеком, предназначенным для чего-то большего. В общем, смысл для меня равнялся предназначению, цели, миссии. Это, кстати, популярная трактовка. В жизни должна быть какая-то цель, иначе она не имеет смысла. Я как-то, в бытность свою продавцом-консультантом бытовой техники, открыл рекламный буклет «Самсунга», и там, на первой же странице, было что-то про великую миссию этой компании. Нет, они не признаются честно, что главное для них – это заработать денег. Как-то бездуховно.

    Так вот, я озаботился поисками своей миссии. Очень любил книги, в которых обычные люди обнаруживали в себе какие-то сверхспособности. Считал, что я родился в неподходящую эпоху, и вообще лучше было бы мне в Средиземье или в другом мире, который я придумывал сам (у меня до сих пор сохранились хроники этого мира, мифы собственного сочинения, и некоторые из них мне очень нравятся. Правда, уже не те, в которых я – главный герой). Там у меня была миссия, там я знал смысл своего существования… Но это был виртуальный мир. Параллельно я искал что-то, что ответило бы мне на вопрос «зачем я?» и в мире реальном. Собственно говоря, я тогда не мог сформулировать то, что делал, как «поиск смысла». Просто было субъективное ощущение неудовлетворенности собой, окружающим миром и тем, куда вообще катится этот мир. И я искал ответы, которые лежали, в первую очередь, в области бурно расцветавшей в пост-советской России религиозно-эзотерической мысли. Присматривался к кришнаитской литературе, и даже купил здоровенный том «Источник вечного наслаждения» самого Абхай Чаранаравинды Бхактиведанты Свами Прабхупады. Интерес к кришнаизму облегчался тем, что я зачитывался индийскими мифами в детстве, и эта экзотика в виде Шивы, Вишну, Кришны и т.п. мне чуждой не была. Но увы – в «Источнике вечного наслаждения» наслаждения я не нашел, это оказалось на редкость занудное чтение – особенно там, где шло не изложение мифа о Кришне, а сами рассуждения «великого философа». Кришнаиты (как и все наши эзотерико-религиозные «мыслители») так и остались в области «любопытно».

    Как-то, возвращаясь вместе со спортивной группой из детско-подросткового спортивного лагеря «Азимут» в Приморье, я оказался в одном купе с проповедниками непонятно, какой секты. Я тогда впервые услышал имя «Виссарион» и рассказ о том, какой он замечательный человек и какие чудеса делает. Чудеса… Вот чего я тогда хотел. Хотелось чего-то необычного, выходящего за рамки окружающей серости и разрухи. Но вот повезло: ни за каким «учителем Духа» я не пошел.

    Потом был этап «всё тлен, все суета сует и томление духа». Любимой книгой стал Екклезиаст с его «и нет ничего нового под солнцем». Я и сейчас с большой любовью отношусь к этой книге Библии, но воспринимаю ее иначе. Тогда, в период юности, для меня это был манифест нигилизма. «Мы все сгнием в могиле».

    По мере моей включенности во взрослую жизнь (работа и метания в поиске того, чем же заняться, женитьба, дети, первые шаги в психологическом консультировании…) меня все чаще занимал вопрос не смысла моей жизни вообще, а смысла того, что я делаю. Так как ощущение бессмысленности шаг за шагом нарастало во время преподавания в университете и во время поисков «своей работы» (старший преподаватель психологии в вузе – куча собеседований во все возможные и невозможные места, в т.ч. и в сетевые компании типа «Амвэй» - продавец-консультант бытовой техники – директор магазина молодежной одежды – старший преподаватель психологии в вузе). «Зачем, для чего, кому это нужно?»

    Я написал диссертацию на тему самоотчуждения личности, где не последней была тема смыслоутраты. Однако к этому времени вопрос «зачем я это вообще делаю» стал уходить в прошлое – появлялось все больше эмоционального удовлетворения от того, что я делаю, а от бессмысленных вещей я научился или уходить, или их саботировать по мере возможности.

    И тут мне стали задавать вопросы о смысле жизни.

    Чаще всего это было в форме «я не знаю, зачем мне жить» и «моя жизнь не имеет смысла». Один раз прямо спросили: «как мне найти смысл моей жизни? Я смотрю на людей, которые меня окружают, у них какая-то ничтожная жизнь, бессмысленная. Работа-дом-работа, унылый отдых, копошение на даче... Я не хочу так!».

    Я точно не хочу уходить в философские дебри относительно того, что такое смысл и в чем он заключается. Попытка заглянуть в философскую энциклопедию привела к кратковременному параличу душевной жизни: смысл - внутреннее содержание, значение ч.-л., то, что может быть понято. В семантике логической общее значение языковых выражений расщепляют на две части: предметное значение и С. Предметным значением (объемом, денотатом, экстенсионалом) некоторого выражения называют тот предмет или класс предметов, который обозначается данным выражением.

    Я так не могу. Хочется чего-то более живого, а не высушенного. Или, по крайней мере, уйти с абстракции на более личностный, человеческий уровень.

    Что такое смысл? Совершенно точно могу сказать, что это – не какое-то одно понятие, а довольно сложная реальность. Спрашивая людей о том, как они понимают смысл, я получал ответы, указывающие на то, что:

    А) Люди отождествляют цель (миссию, предназначение) и смысл

    Б) Люди отождествляют значение и смысл («какой смысл имеет это слово?»)

    В) Люди отождествляют свое понимание и смысл («его речь – это бессмыслица какая-то»)

    Все это, действительно, является гранями смысла. Как отметил Д. Леонтьев, «смысл можно определить как место и роль чего-либо в более общей структуре». Еще проще - на примере. Вот, стоит передо мной фигурка воина. Человек, не знающий истории, особого смысла в этой фигурке не видит. Ну, стоит себе фигурка, зачем – непонятно, ну да ладно, нравится хозяину. А я вижу перед собой спартанского воина V века до н.э., причем такого, который мог быть при Фермопилах. История Фермопил и в целом греко-персидских войн с самого детства вызывает у меня интерес и различные эмоции, а действия спартанцев в том сражении – пример, который вызывает безусловное уважение. Эта фигурка для меня включена в целую систему моих личностных ассоциаций, эмоций и ценностей, и является материальным их выражением. Она наполнена глубоко личностным смыслом, и я – лично я – могу определить ее место и роль в моем жизненном мире.

    Вещи, явления, происходящие в мире процессы и мои действия – все это обретает личностный смысл тогда, когда становится сопричастным моему жизненному миру, который соткан из моих потребностей, чувств и ценностей, причем ценностей – не абстрактных, а наполненных эмоциональным содержанием. Вот любопытное явление: себя самого бесполезно искать внутри себя, нужно разворачиваться к внешнему миру, но смысл тех или иных действий и вещей ты сможешь постичь только тогда, когда они окажутся чем-то созвучными собственному внутреннему голосу.

    Моя жизнь обретает смысл (а точнее – множество смыслов) в тот момент, когда я становлюсь сопричастным тому, что я делаю. То есть тогда, когда мои действия прямым образом связаны с моими потребностями, они вызывают у меня эмоции, и они совпадают с моими личными ценностями. Рассогласование между тем, что для тебя ценно, и тем, что ты делаешь, порождает отчуждение. Отсюда простое следствие: бесполезно говорить о бессмысленности действий других людей, не зная их ценностей и того, какие эмоции у них вызывают эти действия.

    Смысл в той или иной деятельности придумывать бесполезно: это будет чистой воды интеллектуальный продукт, лишенный эмоций. Нередко ведь слышишь чье-то безжизненное: «Ну да, в этом есть смысл, наверное». Абстрактный, относящийся к глобальным общемировым процессам – да, имеет. Но я говорю сейчас о личностном смысле, смысле жизни конкретного человека.

    Человек, говорящий о том, что в его жизни нет смысла, сообщает мне о том, что он утратил контакт с собственными потребностями и эмоциями, а если шире – с собственным жизненным миром.

    Так что для меня смысл – это, в первую очередь, сопричастность. Смысл тех или иных вещей для меня заключается в том, насколько я связан с ними. И тогда какой-то старенький предмет, не имеющий объективно никакой ценности, обретает смысл, если он связан с моей памятью о дорогом человеке. У меня дома есть старые полки, которые делал еще мой отец. Они сделаны на совесть, но я их раз за разом, какой бы ремонт дома ни делал (только где-то подкручиваю или заменяю старую доску на новую), оставляю не только потому, что они держат книги. Если бы это было только так, то заменить их на такие же новые не составило бы труда. Смысл этих полок заключается еще и в том, что это – работа моего отца, часть его материального наследия, и часть моей связи с ним. Это часть моего жизненного мира.

    Для кого-то археология – вещь совсем бессмысленная. Вытаскивать из-под земли, прилагая массу усилий, обломки горшков… Жители сел по берегам Амура иногда вообще не понимали этого слова, и мы тогда заявляли, что мы геологи. «А, нефть (золото) ищете!» - глаза людей озарялись пониманием, и они тут же находили смысл в нашем копошении в земле. Нефть – это понятно, она включена в жизненные миры этих людей как значимое явление. А горшки… А для меня это имеет смысл – в эмоционально переживаемом ощущении связи с прошлыми поколениями, в ощущении себя как части (очень маленькой, но все же) большого исторического процесса, направленного в будущее. И мое хобби – археология – обретает смысл только в контексте этого ощущения.

    Итак, где искать смысл собственной жизни? Забавная деталь: люди, имеющие смысл в собственной жизни, таким вопросом никогда не задаются, они часто даже не понимают, о чем идет речь. Потому что в жизни столько много замечательных и интересных вещей… Если встал вопрос о смысле и бессмысленности, то, как я думаю, стоит обратиться к такому вопросу: что ты совершил (или совершаешь) такого, из-за чего то, что у тебя есть или что ты делаешь, никак не соотносится с твоими потребностями, эмоциями и ценностями? Отчуждение (смыслоутрата) – это нежелание вступать в эмоциональный контакт с тем, что у тебя есть или с тем, что тебя окружает. Как так произошло – это и есть вопрос, которым может задаться психолог.

- В чем смысл моей жизни?
- Как произошло, что ты не чувствуешь связи того, что ты делаешь, с тем, что значимо для тебя самого?
- А если для меня в этой жизни нет ничего значимого?
- Ну что ж, давай поговорим о том, как ты обесцениваешь окружающий мир...

    И никаких разговоров о смысле жизни.

Илья Латыпов

 

 

Назад

 

Контактная информация:

Адрес:  Курск, ул. Ленина, 43

                        ул. Советская, 29а-1

                       

 

Телефон:  (4212) 31-00-86

e-mail:  obraz.kursk@gmail.com

Мы в сети: